?

Log in

Снова на Лохином

На этот раз совершенно по-читерски: МЦК до Стрешнева, оттуда до Тушинской и на автобусе (тут выпущено слово "Карл" с воскликом и запятыми) до Глухова. Как ни странно, это вышло куда утомительнее честного пути по Рублево-Успенскому и Ильинскому. Может, конечно, болезнь берет свое. Но вряд ли.
Бессвязные слова и беспорядочные фотографииCollapse )
Естественно, вся она ушла на благотворительные цели.
Фотографии почти все Макакины - кроме тех, где она изображена.
Хотелось бы написать "Завтра опять пойду" - но увы. Грехи не пускают. Хотя, быть может, еще смогу там в этом году оказаться.
Побывал там снова. Ну, как побывал? Подъехал к забору, огородившему практически весь этот пустырь, нашел ворота. Охранники в черном. Нет, проехать нельзя. Что будет? Микрорайон. Автодром ликвидирован, к речке Раменке не проехать. Донстрой, мать их.
Забор глухой, двухметровой высоты, гофрированное железо.
Плюнул я, поехал по Аминьевке, Очаковскому, Дорохова, Рябиновой. Приехал в Мещерский парк. Там хорошо. Цивилизация, дорожки, вместо урн пластиковые прозрачные пакеты. Курить, кажется, еще можно. Но не уверен.
И выехал оттуда к какому-то уже трехметровому каменному забору - да нет, стене. За оградой - здоровенный кусок соснового леса. А внимание мое издали еще привлекло здание - церковь не церковь, мечеть не мечеть...
20170716_200636[1]
Объехать весь периметр не удалось - большой. Рядом с воротами, как ни странно, - жилая пятиэтажка. Спросил, что там за забором. "Шувалов", - ответила мне местная жительница.
А параллельный мир жалко. Два года назад побывал я возле тех домиков. Рядом проложили дорогу и какие-то столбы поставили. Сейчас уже наверняка той деревни нет.
И малины нет, которую старик собирал. 
В среде моих ближайших друзей и знакомых существует твердое мнение, что лучше автора стихи не прочтет никто - пусть он даже завывает и заикается и кировскую от киевской не отличить. А мне всегда казалось, что произнесение стихов вслух - некоторое самостоятельное искусство. И оно, как всякое искусство, требует некоторых чисто ремесленных навыков - владения приемами, понимания воздействия этих приемов на слушателя, умения применять эти приемы так, чтобы они авторский текст и замысел не портили (наверное, задача любого интерпретатора), а прежде всего - нормальной дикции, умения произносить слова так, как требовал композитор Поцхерашвили. То есть членораздельно. Не спорю, завывание - тоже прием, но если он единственный и других нету, а слов не разобрать, - какая разница между авторским концертом и посещением зоопарка?
Но при попытках изложить это моим ближайшим друзьям и знакомым меня начинают, как говорит современная мОлодеж, хуесосить. То есть закидывать тапками. В смысле, чморить. Термины "актерское чтение" и "смысловое членение" произносятся с такой интонацией, что актерам и членам остается только пойти и удавиться, прихватив с собой чтение и смысл. Так что я уже не спорю, просто знаю про себя, как несносному наблюдателю положено. Только я сейчас не об этом.

Оказалось, что авторское чтение русской прозы, причем одного из лучших образцов, талантливым и умным автором с очень хорошей дикцией тоже стало для меня разочарованием. И я все пытаюсь его осмыслить.
Наверное, если бы я сидел в той же аудитории, видел бы автора-чтеца, то сработала бы эта вольтова дуга между залом и сценой, плюс еще мимика - ведь не мог же он читать все время с неподвижным лицом, как генсек с трибуны.
Может быть, когда я читаю эту вещь (что я темню, кстати, - "Москва - Петушки") глазами, то слышу голос рассказчика и совершенно необозримое богатство его интонаций. Могу скользнуть глазами по уже знакомому месту, могу задержаться на дольше на любимых словах, выражениях, диалогах, формулировках.
Когда слушаешь с голоса, таких возможностей нет. Темп и интонации тебе заданы жестко. Профессиональный чтец, осознавая это и не желая обделять слушателя, играет этими инструментами сам. В том исполнении, что я слышал, темп совершенно ровный, а интонаций почти нет. Настолько, что я иногда на часы поглядывал - сколько же еще осталось, хотя поэму помню практически наизусть.
Ложкой об стол: Автор и чтец - разные профессии.

Автохарактеристика

Старый анекдот с элементами суржика:
Идет барин по дороге, видит: везут гроб на телеге, в гробу мужик лежит. Живой. Подбегает барин, спрашивает:
- Куда это вы его везете?
- Та як куди... на кладовище.
- Зачем?!
- Та як навiщо? Поховати.
- Да он же живой!
- Та вiн ледащо, робити не хоче. Куди ж його?
Барин бросается к мужику:
- Ты понимаешь, что они с тобой сделать хотят?
- Та чого ж...
- И ты согласен?
- Та чого ж...
- Ладно. Поехали ко мне, у меня жить будешь.
- До тебе? А що в тебе робити?
- Робыты? Да ничего делать не надо. Лепешки будешь в мед макать да есть!
- Ой... ще й мачать... Везiть.

Облом-с.

Заземлили докторишки. Неделю без велосипеда. Проебать второе подряд лето на медицину - checked.
С неизменностью смены времен года...
Написал вот и задумался. Что-то они как-то не слишком неизменны последнее время. То вместо седьмого ноября вдруг выскакивает четвертое, то новогодний выходной выскочит в мае, то еще чего. Но была одна действительно неизменная вещь:
Отключение Горячей Воды.
Каждое лето в заранее объявленный день начинала из горячей трубы течь холодная, через пару дней с хрипом и придыханием переставала течь совсем, и когда-нибудь, когда уже так привыкнешь, вдруг начинала течь снова, ржавая и прерывистая, рыча как блюющий алкоголик.
Вот и сегодня, в полном согласии с вращением небесных сфер и потягиваниями Мирового Змея, холодная вода изгнала из труб горячую, еще семи утра не было.
Я был готов к этому событию: нагрел воду на плите, готовясь, по Щедрину, к превозмоганию бедствий грядущих.
А вот только что зашел в ванную - трубы горячие!
Поразительно. Никогда еще в битве тепла и холода такого не было. Что тут виной? Холодная московская погода, разжалобившая Собянина? Или ради Прямой Линии создают атмосферу теплоты и понимания?
И чего ждать теперь?  Вместо суровой определенности -- хаос надежд и опасений.

Апдуте то есть Упдате.
Отключили-таки. Намертво. Горводы нет, зато есть уверенность в завтрашнем дне.

Давно пора было

Наконец-то кто-то дал себе труд их нормально перевести. А то читать невозможно было.
простите за неровный почерк, телефоном снималCollapse )

Большой выход

Сегодня надо было мне к восьми часам утра быть на улице Поликарпова. И уж раз так вышло, покрутился я в утренней свежести по военно-промышленному этому району, где авиаконструкторы перемежаются с генералами и маршалами, где стоят старые просторные дома, огороженные новыми заборами с кодовыми замками. Кстати, во дворе дома 38 по Хорошовскому шоссе стоит простой такой двухэтажный кирпичный дом, явно на одну семью. Такой был бы уместен в элитном коттеджном поселке, здесь не ожидаешь увидеть. Снимать не решился, да и лень было планшет вытаскивать, если честно.
МЦК очень склоняет велосипедиста к читерству. Поэтому в Лосиный остров я нагло доехал на электричке. Зато там уже оторвался по полной - километров не меньше пятидесяти по асфальту и грунту, по пустым или людным просекам.
Что я видел:
Застланный поваленными деревьями лес, острые обломки толстых стволов, выворотни, погнутые тяжелыми деревьями металлические заборы, перекрытые завалами в рост человека просеки. Самые большие, впрочем, уже пропилены, но по мелким не пройти, не то что не проехать.
Людей на всем, к чему можно приделать колеса - лыжероллеры, ролики, скейты, моноциклы. Велосипеды, конечно. Лучше всего выглядел старик лет под девяносто. Он шел, ведя велик в руках, при каждом неровном шаге поворачивался всем телом, как больной с тяжелым ДЦП. Вдруг он перебросил через раму дрожащую ногу, с третьей попытки оттолкнулся другой, завилял, заерзал поперек всей просеки - и поехал. Я не пытался догонять.
Даму необъятных габаритов. В руках у нее были палки для скандинавской ходьбы, к правой тяжелым длинным брезентовым поводком был привязан пес - той-терьер. Он грустно перебирал лапками, стараясь не отстать, понурившись, как усталая лошадь. Был он одет в красный комбинезон с белыми печатным буквами US ARMY.
Человека на навороченном велосипеде. Руля не было видно за лампочками и звуковыми сигналами, раму обмотали золотой бумажкой с красной надписью ROLLS ROYCE. Такая же надпись была на разноцветной коробочке, установленной на багажнике. На просьбу позволения сфотографировать шедевр аглицкого автопрома последовал вежливый, но решительный отказ.
Мальчика лет двенадцати, который вдумчиво хлестал траву, как мне показалось, палкой. Подъехав, увидел, что это не палка, а собачья рулетка для достаточно крупной собаки. Собака имела место тут же в двух шагах от просеки, в луже-болотце. Вдумчиво шлепала толстыми лапами, будто кого-то оттуда выпугивая, и точно знала, что ее не достать. Видно было, что они с мальчиком хорошо друг друга знают, и давно решили вопрос, кто в этом тандеме главный.
Девушек на велосипедах. Слова классика про дам обдуманный наряд подходят к этой категории как нельзя лучше.
Лося. Он ходил рядом с асфальтовой дорогой через луг и жрал листья с кустов. Столпившееся стадо велосипедистов побросало коней и делало с ним селфи. Я бы тоже сделал, но не умею.ЛосьCollapse )
Заодно заехал в Сокольники, поменял покрышку.
Поел в какой-то забегаловке, по моей ошибке оказавшейся нехилым рестораном. Меня прямо туда пустили в шкуре и в копытах в шортах и в грязных кроссовках и дали скидку 20%, при этом обращались так, будто я тайный индийский принц, а не явный московский еврей.
При случае еще туда сунусь.

Мысль возникла

Какое-то время назад сеть бурлила из-за резких слов какого-то из переделывателей Москвы (фамилию не помню). Человек писал, что все мы бараны, счастья своего не понимаем, но они, пастухи наши, сделают нам счастливую жизнь.
И стали еще сильнее расширять тротуары, сужая Садовое.
"Чтобы город поехал, сперва надо, чтобы город пошел", - снизошел до объяснения один из верхних подпасков.
Я стал ждать, чтобы город пошел. *Может, я не дочитал, и он должен был не просто пойти, а на...? Или автор не договорил?*
Пробки не уменьшились, город не поехал.
Недавно вновь попав в центр, я увидел, что снова перекопаны все улицы, Тверская, Петровка, Бульварное Кольцо, Садовое - там, где уже копали и клали плитку, снова огорожено (на этот раз бед надписей "мой город", "скоро здесь будет" - не ваше баранье дело знать, что пастухи задумали), лежат пакеты той самой плитки, тротуары сорваны, от проезжей части осталось полторы полосы в каждую сторону.
Я теперь думаю: чтобы город пошел, надо, чтобы он сперва встал.
Намертво.
А лучше - раком.

Прелесть с баша

"...компов ведь тоже 40 лет назад было несколько десятков на планету".

Мам, а тебе страшно было, когда динозавры еще не вымерли?

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel