old_greeb (old_greeb) wrote,
old_greeb
old_greeb

Сонет о счастливой старости

Тезис

Как-то в шесть утра приходит ко мне Ребенок, ака Обезьяна, и сообщает, что температура у нея тридцать девять с десятыми, и вызывайте мне, папенька, дохтура, ибо я есть рабочий класс и больничный мне нужен.

Если бы было первенство по неумению искать в Интернете, я бы там... нет, не второе место. Я бы туда не попал – ссылка бы не открылась. Не для меня они, технологии двадцать первого века – мне и в двадцатом-то не очень уютно было. Не суметь в Москве найти в Яндексе телефон вызова на дом из районной поликлиники – можете себе представить? А я вот смог. И записная книжка с телефонами невесть где – склероз... проще оказалось пойти в поликлинику самому.

А там переделки, ничего не узнать, облицовка вестибюля новая... и все поменялось, кабинеты незнакомые. Люди в очереди стоят куда-то, какие-то личности в белых халатах проносятся. Перед одной такой медичкой становлюсь прямо на пути. Она поднимает лицо, озабоченное здравоохранением граждан – в доступных ей масштабах, – а тут я. Но спрашивает она очень вежливо... ну, не совсем грубо:

– Дедушка, вам что нужно?

– Да я, знаете, телефон не мог найти...

– Это не к нам...

– Да нет, мне врача на дом нужно...

– Но вы же сами добрались, зачем на  дом?

– Да я не себе...

– О Господи, ну вот же написано! – берет меня за рукав и ведет к стенду. Давно забытое ощущение – когда-то в пятом классе так меня к завучу таскали за поломанную парту. – Видите? «Вызов врача на дом» - пятый кабинет, вон он, отсюда видно. Найдете или отвести вас?

Пообещал найти – и нашел.

Там все совсем по-другому было. Девушка сидит в очках... не то чтобы близорукая, но интеллигентка. Как-то без очков не смотрелась бы. И вежливая.

– Садитесь, – говорит. – Слушаю вас, – говорит. Только не мне, а в телефон. Кто-то, значит, в Интернете нашел. Ну, а я жду, значит. Пока умные люди поговорят.

– Я ж вам говорю, слушаю вас. – Это уже мне, значит. Терпеливо так. С пониманием. Ну, ладно. Слушают – рассказывать начинаю. Дескать, такая-то такая-то, адрес такой-то... год рождения? Восемьдесят восьмой, говорю.

Смотрит на меня эта девушка – и как-то смущается она за своими очками. Вроде бы и спрашивать неловко – а вроде бы и надо спросить. Ох, надо.

– Тысяча девятьсот восемьдесят восьмой? – Смутилась, но записала утвердительный ответ. – Идите, – говорит (слово «дедушка» глотает, интеллигентка все же). – Придет врач, не волнуйтесь.

 

 

 

Антитезис

Пришел врач. Он на нашем участке давно уже работает, лет двадцать пять. Всех знает, и меня тоже.

– Здравствуйте, здравствуйте, кто ж это заболел у вас?

– Дочка, – говорю.

У него профессиональное выражение лица и не изменилось совсем, но что-то все-таки изменилось. Сыновей моих троих он знал, жен всех знал, а дочка? Откуда бы.

– Что ж, сейчас посмотрим. Сюда идти? – заходит, знает, где у меня дети лежат, когда болеют.

Лежит дочка. Девятнадцати от роду лет. Крупная девица с длинными ногами, глаза на полтора номера больше, чем к морде такого типа положено. Футболочка на ней, под футболочкой явно ничего, кроме двух предметов нужной формы выдающегося размера. И оборачивается ко мне наш участковый доктор, и что-то мелькает у него в глазах ну совершенно не медицинское.

– А прописана здесь ваша дочка? – спрашивает. И добавляет: – Если нет, то обязательно нужен полис, а если да –  можно и без него обойтись.

Но польстил он мне мысленно, очень польстил.

 

Синтез

Прошло время, и заваливается дочка, она же Обезьяна домой со своей подругой – что-то они там где-то отмечали. А этой подруге, надо сказать, еще с ее школьных лет я комплименты говорю, а она глазки строит. Чем дальше, тем лучше у нее получается.

Приходят обе веселые-веселые, и подруга вслед за моей единокровной вешается мне на шею, прижимается... ну, скажем, несколько теснее, чем положено прижиматься к старенькому батюшке любимой подруги. Но главное – шепчет нежно, опустив голову, прямо мне в грудь:

– Ой, Мухомор Борисыч, как я соскучилась! Как я соскучилась!

А я даже не и не знаю, как реагировать, давно уже таких слов не слышал от юных дев. Сердце трепещет, душа мечется, дыханье сперло... А дева поднимает голову, смотрит на меня невозможными серыми глазами, в которых любовь, тоска, желание...

– Как я соскучилась! Никто, кроме вас, так не умеет готовить мясо! Как я давно его не пробовала!

И с ласковой улыбкой, полной нежности и непролитых слез:

– А мы красного бутылку привезли.

 

Ключ

Сожрали мясо, выпили вино – пришлось еще одну бутылку доставать. Девки чмокнули меня в щечку, хвост трубой – и на крышу стройными рядами. Сижу сытый, приняв винца, редактирую любимую переводчицу, корова ее забодай. Котяра дрыхнет, вытянувшись, на расстоянии вытянутой руки. Почешешь – мурлычет.

Счастье есть.

 

Subscribe

  • Ежегодное

    Френды мои, читатели, друзья! Я Цезаря... Ладно, его как-нибудь без меня похоронят, потому что я, как мне пока еще свойственно, на две недели…

  • 76

    Инда побредем еще.

  • Дисклеймер

    Некая дама, от характеристик коей воздержусь (достаточно сказать, что ее неприятные мне посты регулярно пихают мне в ленту с пометкой "промо"),…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments

  • Ежегодное

    Френды мои, читатели, друзья! Я Цезаря... Ладно, его как-нибудь без меня похоронят, потому что я, как мне пока еще свойственно, на две недели…

  • 76

    Инда побредем еще.

  • Дисклеймер

    Некая дама, от характеристик коей воздержусь (достаточно сказать, что ее неприятные мне посты регулярно пихают мне в ленту с пометкой "промо"),…