January 14th, 2006

Котище

Лытдыбр с обратной педагогикой

Получил позавчера (наконец-то!) социальную карту москвича. Это, кто не знает, карточка такая для пенсионеров, разрешающая переходить улицу на красный свет бесплатно ездить на транспорте и получать скидку во всех борделях универсамах. Такой важный документ, дающий столько привилегий, не может же быть без фотографии! Но - сервис: в этом самом собесе меня и сфотографировали цифровым аппаратом. Я аж офонарел.
Карту мне выдали. Посмотрел я на фотографию и понял, отчего от меня последние пять лет контролеры шарахались, а беременные женщины место уступали в метро. Впечатлился и возомнил о себе. Пришел домой, решил перед родной дочерью похвастаться.
- Смотри, Обезьяна, - говорю ей. - Видел бы это режиссер Бекмухамметов, разогнал бы всех своих вампиров и одного меня снимал бы!
Посмотрела девушка. И скептически этак говорит:
- Нет, не разогнал бы. И тебя снимать бы не стал.
Возмущаюсь:
- Да ты смотри получше! Разве это не нежить? Ведь нежить, да еще какая! Твой Хамамбеков бы двумя руками ухватился!
Дочь этак морду на сторону кривит:
- Во-первых, - говорит, - он Бекмамбетов. А во-вторых, нежить-то оно нежить, да не та. Для малобюджетки какой-нибудь, типа "Ночь мертвых мертвецов".
Собрал я крохи своей киношной эрудиции:
- Вроде бы ночь, она живых мертвецов?
Кинула на меня девушка косой оценивающий взгляд (она уже хвост держала трубой по дороге на крышу и последние мазки на губы клала):
- Мертвых, мертвых. Пока, Мухомор!
И остался я весь заплеванный, как зеркало русской революции.