September 17th, 2011

Котище

Мистико-эсхатологическое.

Между Пятнадцатым и Двадцатым Небом в безвидной пустыне есть Камень в тысячу раз тверже алмаза, длиной, шириной и высотой в тысячу ли.
Раз в тысячу тысяч лет к нему приближается Святой Муж в белых одеждах, неслышно касается Камня перстами и удаляется.
Когда Камень сотрется полностью, наступит конец мира видимого и невидимого.
* * *
В негритянском квартале московского Юго-Запада, в разваливающейся квартире панельной двенадцатиэтажки есть затертый, заляпанный, выбитый и выщербленный паркет, освобожденный от мебели.
Время от времени к нему, кряхтя и охая, с опаской приближается старый небритый еврей в отвисающих на коленях старых штанах, нагибается, стеная, берет в руки дрель со шкуркой, включает ее на пару оборотов, разгибается с тем же стоном, отставляет дрель в сторону и уползает, кряхтя и охая.
Когда паркет будет полностью отциклеван...
Хрен когда это будет. Мир может спать спокойно.
Котище

Сентиментальное

Есть такой старый анекдот: возвращается человек с похорон тещи, и на шляпу ему падает птичий помет. Он поднимает глаза к небу:
- Мама, вы уже там?

Два года, как нет Венедикта Васильевича. Стал я пол циклевать сдуру - дескать, свежего лаку захотелось, а то старый вытерся до заноз. И вдруг... нет, не может быть. Такой знакомый запах от разогретых опилок, что руки сами потянулись дать коту люлей. Два года с лишним прошло, а какой след оставил в мире!

Венечка, ты еще здесь.