February 17th, 2012

Котище

Мерзавцы

Оригинал взят у _niece в Несчастье

Я здесь ничем не могу помочь, только перепостом - ни медицинских, ни журналистских связей у меня нет. Суть такова: человеку, который отбивает дом от рейдеров, проломили голову. Только что ему жена родила второго ребенка.

Collapse )


Котище

Записки от суки

Есть на просторах ЖЖ такое явление - Куздра. Я его у себя в ленте держу, иногда развлекает, когда хочет возмутить. А иногда у него даже получается именно возмутить. Технология простая - подбросить дохлую кошку людям на стол, сплясать на похоронах, желательно при этом глумливо скалиться. Сегодня вот уже два раза выступил по поводу нападения на Барза. В своем стиле - радуется, глумится, скалится.
Я все думал, что он мне напоминает... и вдруг всплыла фраза:

"Герцен-Мерцен сжарен с перцем! Сжарен с перцем Герцен-Мерцен!"

Это  из воспоминаний Паустовского о Бабеле. Речь идет о мерзком восьмилетнем мальчишке, который очень старается всех достать.
Мальчик вырос физически, но не эмоционально. Все же не могу я его всерьез воспринимать, даже когда он бахвалится, как чуть было собаку не зарубил.
Впрочем, если найдется сторонник педагогических методов девятнадцатого века и поступит так, как тогда поступали с подобными отроками (исключительно розгами, без членовредительства), я думаю, он окажет благодеяние миру - а может, и воспитуемому. И хватит о нем на сегодня.

Вот я лучше расскажу историю, смешную и поучительную. Сюжет для небольшой зарисовки.
В аптеке, в медленно движущейся очереди, стоит геморроидальный старик, рискнувший жить широко и не по средствам, а потому кроме геморроя заведший себе в тех же краях гнойную инфекцию - ничего романтического, но сидеть и ходить мешает. Аптека эта уже пятая на виа его сегодняшней долороза, и долора он этой самой виа набрал себе полную... чашу, а нужного антибиотика обрести не может, ибо, хотя во всех аптеках в интернете (старик не чужд реалий века) это лекарство есть, в реале оно только что кончилось или же заказано и завтра будет. Не факт, что оно есть здесь, но спросить, забегая вперед, не есть возможно, а на улице мороз, а тут тепло. В душе у старика - желание вылезти из аптеки и сесть прямо в снег, но неохота вылезать из очереди и неловко будет, если не так поймут (Хрусталев, машину!)  Очередь тянется вдоль витрины, где стоят какие-то красивые флаконы с контурами женских причесок и прочих подлежащих уходу соблазнов, и в ней (в витрине, не в очереди) отражается на этом фоне плохо выбритая желтушная физиономия, "бескровные щетинистые губы", за которыми частокол  (слово "редкокол" бывает? Если нет, то частокол с выдранными кольями) кривых зубов. Грязные очки перекосились на сторону, старик шмыгает левой ноздрей, над которой покрасневший от хронического конъюнктивита заплывший глаз. Глаз и ноздрю он протирает одним и тем же платком - очки не трогает, они и так грязные. Перед ним пять закаленных московских бабок. Та, что у кассы, четвертый раз пересчитывает мелочь из разных отделений кошелька.

(Это все была, как нас учили в школе, "экспозиция". А сейчас будет "завязка", "кульминация" и "развязка" в одном флаконе.)

Девица  в белом халате, скучающая возле витрины, вдруг улыбается. Делает шаг к старику. Улыбается не шире, но ласковей, как своему, как родному... нет, не так. Как добрый самаритянин, который сейчас накормит голодного! И говорит радостно:

- Скажите, вас интересует лечебная косметика?

Бабки дергаются от громового хохота, переходящего в радостный кашель.
Девица в недоумении.