?

Log in

No account? Create an account

February 6th, 2019

Неленивые пенсионеры, оставшись без работы, вооружаются лупой, вспоминают полузабытые буковы и перечитывают классику. Сделанными открытиями делятся с Академией Наук, с друзьями и соседями или держат при себе, чтобы плагиаторы не украли - диктуется сочетанием и борьбой славолюбия и старческой подозрительности.
В наше время появились еще и соцсети, так что ежели буковы не только читать, но и писать вспомнить, можно делиться с Урбом Эторбом, если он не успеет увернуться. Сегодня у нас сумасшедшие открытия любителя, найденные им в тексте "Пиковой дамы" одноименной повести АСПушкина.
Наверняка лишь ленивый не отмечал, что тройку и семерку - да и туза, как станет ясно из дальнейшего, - Германн (тут надо как-то скромно подчеркнуть, что автор понимает за два "н") знал задолго до всяческой старухи. Цифры "1", "3" и "7" у него в мыслях поселились давно и прочно. Припомним, чего он сам себе резонит, гуляя по городу после рассказа Томского*? А вот что: "Нет! расчет, умеренность и трудолюбие: вот мои три верные карты, вот что утроит, усемерит мой капитал и доставит мне покой и независимость!"
А откуда они взялись, эти цифры? Да из онанизма возле игорного стола. Не нравится это слово - назовем вуайеризмом. "Сильно занятый игрой" Германн смотрел, сколько человек ставит, сколько он получает при выигрыше - семпель, пароли, пароли-пе. Все просто. Поставил деньги, в первый раз получил свою ставку и еще столько же. Во второй раз - вчетверо. В третий раз - в целых восемь раз больше! Убрал свои кровные куда подальше и стоит, держит в руках чистую прибыль, пересчитывает. В первый раз получил один к одному, как очко на тузе. Во второй раз - три к одному, и в третий раз - семь к одному! Числа эти, один, три, семь, видятся перед глазами как карты... Германну, каждый свободный вечер торчащему возле стола, провожающему взглядом карты и деньги, давно уже они примелькались, давно и бессознательно выделялись из общего фона фосок и онеров. Один, три, семь. Туз, тройка, семерка. Естественно, эти числа и пришли Германну под поехавшую крышу после рассказа Томского - мастера балконов и пальм.
Ну, а переместил он их (простейшей циклической перестановкой) понятно почему - не может магический ритуал быть слишком простым, числа надо перетасовать. Причем так, чтобы ни одно на месте не осталось. Готово дело, теперь осталось только появиться старухе и, как теперь говорят, озвучить. Заодно и больную совесть подуспокоить упоминанием про Лизавету Иванну.
А рассказчик парижской истории сбрызнул из Великой Русской Литературы лет на сто с лишним, чтобы вынырнуть как из табакерки во второй столице, снова ставшей Первой. Только перед этим, сдается мне, заглянул он инкогнито в компанию "славного Чекалинского". Конечно, полубезумный Германн и сам мог обдернуться, но не в обычае "князя Павла" пускать такие вещи на самотек.

----------------------
*Тоже, кстати, интереснейший персонаж. Появляется без представления ("сказал Томский"), оказывается внуком Анны Федотовны (кстати, для любителей Анны-де-Бейль-на-шее-Карениной-маслопроливающей: надо бы старую графиню включить в цепочку), но не графом, а князем почему-то. Но даже не это интересно, и не то, с каким литературным мастерством рассказывает князь о бабушке в Париже, а вот что: откуда он знает все подробности? Бабушка, практически никому своей тайны не открывшая, детально пересказала внучонку разговоры с мужем и графом Сен-Жерменом? И как дедушка получил пощечину и был отправлен спать в другую комнату, и как потом счеты принес и показал издержки, и... Вряд ли. Так что, выходит, сам видел и балкон и пальмы? Не знаю, не знаю.

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel