old_greeb (old_greeb) wrote,
old_greeb
old_greeb

Category:

Окончание новеллы

начало здесь

Когда фра Брутто узнал, чем кончился суд, он отправился к господину епископу и сказал ему:

– Вы думаете, что поступили хорошо, оставив безнаказанным оскорбление, нанесенное епископу?

– Вовсе не думаю этого, – ответил господин Рабан. – Но тот, в кого турецкие и польские солдаты капитана Федериго пустили шесть тысяч стрел и семьдесят три каменных ядра, не может оскорбиться речами нищего простака.

– Но разве не известно вам, – возразил фра Брутто, – что этот человек бродит повсюду, утверждая, что спасение – в чистоте и смирении сердечном, что каждый может и сам уразуметь писание, что у епископов надо отнять все блага мирские, чтобы они вновь стали нищими духом и телом, как в те времена, когда Симон Петр владел лишь своей лодкой и кольцом? Подобными речами братец Жан тяжко оскорбляет unam sanctam и единого главу ее, ибо есть лишь один папа, хоть их сейчас двое.

– Ладно, – ответил господин епископ, – пусть этого братца Жана посадят в тюрьму и чтоб я больше о нем не слышал. Мне пора на охоту.

Стража епископа тут же отправилась разыскивать братца Жана. Его нашли у колодца; он сидел на каменной закраине и разговаривал с Мантеллой, которая слушала его, присев на корточки прямо на пыльной дороге. Он говорил ей:

– Смири и очисти сердце свое, и будешь спасена!

Не успел он вымолвить эти слова, как стража схватила его и, связав ему руку, отвела в тюрьму господина епископа. Его посадили в темницу, сводчатые ворота которой выходили на площадь святого Георгия. Они никогда не запирались, и под ними, около столба, на котором висел ключ от темницы, безотлучно находился священник. На головке ключа, чтобы внушать к нему почтение, был вырезан герб господина епископа.

Братец Жан просидел в тюрьме всю страстную неделю. В городе говорили, что он пробудет там в ожидании суда еще неделю, после чего, как предполагалось, его на глазах всего народа сожгут на костре, но из милости предварительно удавят.

В ночь со страстной субботы на светлое воскресенье, когда празднество горестное сменяется празднеством радостным, сторожить узника пришлось юному священнику по имени Каликст. Он был очень благочестив, но те, у кого он обучался богословию, считали его человеком дерзостным, ибо он был склонен верить, что всякое дело, совершаемое из любви к Господу, есть благо. Его упрекали также в том, что он слишком редко называет вторым Валаамом лжепапу, отлучившего от церкви господина епископа Рабана Лингельбахского. Фра Брутто приставил Каликста к воротам в страстную субботу после всенощной, чтобы остальные священники могли на свободе отпраздновать Пасху; он сослался на то, что Каликст самый молодой из всех священников в городе. Действительно, Каликст не достиг еще возраста, когда годы начинаются с цифры 2, и лицо его хранило выражение невинности, которой цвели щеки того, чья голова покоилась на груди Учителя.

С наступлением ночи Каликст уселся на подворотную тумбу; над ним горел смоляной факел, воткнутый в каменное кольцо на стене. И вот, вытащив из-под рясы книгу, он стал вслух читать повествование о преславной Пасхе:

– «На третий день после пятницы Мария Магдалина, и Мария Иаковлева, и Мария Саломея вышли на рассвете из Иерусалима, взявши с собой благовония и ароматы, и отправились туда, где был погребен Иисус. При восходе солнца пришли они ко гробу и стали говорить между собой: «Кто отвалит нам камень от двери гроба?»

Но они нашли камень отваленным и, вошедши, не нашли тела и увидели одни пелены, лежащие там, и плат, который был на голове Иисуса, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. И женщины подумали, что тело украли, ибо они еще не знали, что Иисусу надлежало воскреснуть из мертвых.

А Магдалина стояла поодаль и плакала. И когда плакала, наклонилась во гроб и видит двух ангелов, одного у главы и одного у ног, где лежало тело Иисуса. И они говорят ей: «Жена, что ты плачешь?» Она говорит им: «Унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его». Сказавши это, обратилась назад и увидела Иисуса, стоящего в саду. Он воскрес на рассвете в первый день недели и восхотел, чтобы Магдалина первая увидела Его. Но она не узнала, что это Иисус: Он стоял в саду, и она подумала, что это садовник. Иисус говорит ей: «Жена, что ты плачешь? Кого ищешь?» Она же говорит ему: «Если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его». Иисус говорит ей: «Мария!» Тогда она узнала его и говорит: «Учитель!» И он сказал ей: «Не прикасайся ко Мне». И послал ее к братьям Своим сказать, что Он воскрес.

Она побежала и возвестила ученикам, что Иисус жив и что она видела Его. Но они не поверили ей».

Кончив читать, Каликст обернулся и увидел женщину, которая стояла на коленях в сточной канаве, протекавшей мимо ворот и наполненной нечистотами. Он узнал Мантеллу, потому что ему случалось подавать ей милостыню.

Ему было известно, что она дурная женщина, но он жалел ее. Видя, что она по-прежнему стоит на коленях в грязи, он подумал, что Мантелла пьяна, и сказал ей:

– Мантелла, ступай домой, запрись и никого не впускай, – и Господь, быть может, посетит тебя в день славы Своей, когда Он восхотел, чтобы Магдалина первой увидела Его.

Но женщина не двинулась с места и спросила:

– Каликст, верно ли, что сегодняшний праздник – первый между праздниками?

– Воистину так, – ответил Каликст.

Тогда женщина сказала:

– Каликст, как должно называть этот несравненный праздник, если то, что ты сейчас прочитал, правда?

Священник снисходительно ответил:

– Мантелла, из твоих слов я вижу, что душа твоя проста и бесхитростна. Поэтому скажу тебе: этот праздник должно называть Исходом, потому что сегодня Иисус изошел из мертвых, и еще его должно называть Освобождением, потому что в этот день мы были освобождены из-под власти греха.

Услышав эти слова, Мантелла встала, поднялась по ступеням, которые вели к воротам, и сказала:

– Каликст, раз этот праздник есть праздник освобождения, нужно освободить узника.

Священник спросил:

– Что ты хочешь сказать? Уж не предлагаешь ли ты мне освободить братца Жана, которого я стерегу?

– Ты должен это сделать, – сказала Мантелла, – если хочешь стать угодным Господу, потому что это человек божий.

Юный священник возразил:

– Мой долг – держать этого человека в тюрьме.

Мантелла улыбнулась:

– Ты хочешь угодить людям и не повинуешься Богу.

Каликст поник головой и задумался; потом сказал:

– Я верю, что этот человек невиновен. Но если я отпущу его, то сам попаду в тюрьму вместо него.

Тогда женщина указала ему рукой на ключ:

– Возьми ключ и отопри.

Каликст пробормотал:

– Я не смею: на ключе знак герба господина епископа.

– Осени его знаком креста, – ответила женщина.

Каликст встал, снял ключ со столба, осенил его знаком креста и отпер двери темницы, мрак которой озарился сиянием. И в этом сиянии Каликст увидел Иисуса Христа. Иисус сказал ему:

– Это Я. Не бойся!

Я был в плену, и ты освободил Меня. Только ты один между людьми отпраздновал Пасху.

Я – узник, пока есть узники, и пребуду в цепях до скончания века, чтобы праведники и невинные могли вечно освобождать Меня. Знай, Мой сын, что ты будешь ввергнут в оковы, и возрадуйся этому, ибо ты пострадаешь за Меня. Я возлюбил тебя и потому не награжу тебя в этом мире.

И, выйдя из темницы, Иисус приблизился к коленопреклоненной женщине и сказал:

– Жена, не бойся! Взгляни и узнай Меня. Я – Тот, Кого Магдалина увидела первая.
Tags: Стружкинские чтения, буквы помню
Subscribe

  • Исторические места. То есть географические

    Мотаясь на велике под лучевую мешалку (там меня радостным гыгыканьем приветствуют охранники на парковке, ибо мало кто из пациентов ездит этим…

  • Польза запретов

    Лохин остров в теплую и ясную погоду - это, в общем, тренировочная станция на пути в рай, чтобы там не было слишком уж неожиданно. Ровные грунтовые…

  • Заметки на полях

    Есть старая шутка: человек хвастается доктору, что к врачам не обращается, а лечится по справочнику. Доктор ему отвечает: "Умрете от…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Исторические места. То есть географические

    Мотаясь на велике под лучевую мешалку (там меня радостным гыгыканьем приветствуют охранники на парковке, ибо мало кто из пациентов ездит этим…

  • Польза запретов

    Лохин остров в теплую и ясную погоду - это, в общем, тренировочная станция на пути в рай, чтобы там не было слишком уж неожиданно. Ровные грунтовые…

  • Заметки на полях

    Есть старая шутка: человек хвастается доктору, что к врачам не обращается, а лечится по справочнику. Доктор ему отвечает: "Умрете от…