old_greeb (old_greeb) wrote,
old_greeb
old_greeb

Вспоминательное

БогомерзСкий фейсбук напомнил написанное год назад. Перечитал, понравилось. Пусть и тут будет
------------
Не проходите, дескать, мимо.
Я и не прошел. Вот если бы они лежали не на скамейке на улице, а в подъезде на столе, куда обычно их кладут - прошел бы, даже не глянув. Быть может. Но лежащие на скамейке книжки - это похуже плачущих котят. Разве что молчат. Вот лежат себе обе-две, в красных переплетах. Беру одну - Б. Рассел, "Почему я не христианин".
Помню эту книжку. Только год издания не 1987, а 1958. В те времена, в свои 13, я точно знал, что бога нет, и объяснять, почему я не христианин, мне казалось столь же излишне, как излагать причины, почему я не ем мыла. Потом был у меня период тяги к оному христианству, чисто эмоциональной: очень заманивала идея любви к врагу своему и отказа от насилия. На этой волне эмоций (а было мне прилично за сорок) я всерьез подумывал принять православное крещение, но тут, слава "богу, которого нету" ((С) Г. Владимов), вышедшие из подполья греко-католики попросили им вернуть отжатые в сороковых храмы. Я уже потек слезой умиления, представляя, как святая-православная радостно отдает навязанное ей разбойниками чужое добро, но иерархи РПЦ быстро показали, как именно надо отдавать рубашку, когда снимают кафтан. /Впрочем, черт Носач справедливо заметил бы, что "не по щеке, а вот по этому месту" (показывая себе на лоб). Основоположник вероучения учил отдавать свое, а насчет чужого ни слова не сказал./
А окончательно мне вправили мозги отрицатели эволюции и ниспровергатели Дарвина. Один доктор медицинских наук прямо написал, что он-де сотворен из глины и потому приложится к народу своему, а я и мне подобные, потомки обезьян... какая-то куда менее завидная участь, но что конкретно – не помню.
Так что теперь мне снова не нужны объяснения, почему именно вы не христианин, граф Бертран. Вот ежели бы наоборот, тогда было бы интересно… хотя много я уже таких ответов слышал. «Не будем к этому возвращаться», - как сказал Арамис Портосу.
Однако христианин или нет, но не должен создатель Principia Mathematica валяться на приподъездной скамейке, как перебравший бомж, и первым, кто об этом позаботится, буду я. /Блин, да что из меня все цитаты лезут, как из старого матраса… черт, снова она/. Пойдемте, граф, найдется вам место на полке. Даже перечитаю, возобновим знакомство. Уж вы кто-кто, но не сноб; тем более что читателей не выбирают.
Вторую долго вертел в руках. Картонный самодельный переплет, журнальный формат. Вылинявший оттиск «Театрального романа», напечатанного в шестьдесят пятом в «Новом мире». Бог ты мой, пятьдесят пять лет! Бомба. Этот номер выпрашивали на ночь, переснимали, перепечатывали «Театральный роман», пересказывали друг другу, разговаривали цитатами…
Да, есть у меня такой конволют, есть. В самом глубоком шкафу лежит. И этот мне просто ну никак не нужен, и девать некуда. И сам «Театральный роман» еще в однотомнике есть. И…
Так что, оставил я его там на скамейке? Ну, как сказать… закончу длинной цитатой из Джека Лондона, «Любовь к жизни»:
— — — —
…Прошло несколько дней, и он уже сидел за столом вместе с учеными и капитаном в кают-компании корабля. Он радовался изобилию пищи, тревожно провожал взглядом каждый кусок, исчезавший в чужом рту, и его лицо выражало глубокое сожаление. Он был в здравом уме, но чувствовал ненависть ко всем сидевшим за столом. Его мучил страх, что еды не хватит. Он расспрашивал о запасах провизии повара, юнгу, самого капитана. Они без конца успокаивали его, но он никому не верил и тайком заглядывал в кладовую, чтобы убедиться собственными глазами.
Стали замечать, что он поправляется. Он толстел с каждым днем. Ученые качали головой и строили разные теории. Стали ограничивать его в еде, но он все раздавался в ширину, особенно в поясе.
Матросы посмеивались. Они знали, в чем дело. А когда ученые стали следить за ним, им тоже стало все ясно. После завтрака он прокрадывался на бак и, словно нищий, протягивал руку кому-нибудь из матросов. Тот ухмылялся и подавал ему кусок морского сухаря. Человек жадно хватал кусок, глядел на него, как скряга на золото, и прятал за пазуху. Такие же подачки, ухмыляясь, давали ему и другие матросы.
Ученые промолчали и оставили его во покое. Но они осмотрели потихоньку его койку. Она была набита сухарями. Матрац был полон сухарей. Во всех углах были сухари. Однако человек был в здравом уме. Он только принимал меры на случай голодовки - вот и все.
Subscribe

  • С просторов

    Недавно один лжеюзер, склонный к флеймогенным заявлениям, сделал открытие и объявил о нем граду и миру: в России, оказывается, фашизм! Комментеры…

  • Ежегодное

    Френды мои, читатели, друзья! Я Цезаря... Ладно, его как-нибудь без меня похоронят, потому что я, как мне пока еще свойственно, на две недели…

  • 76

    Инда побредем еще.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments

  • С просторов

    Недавно один лжеюзер, склонный к флеймогенным заявлениям, сделал открытие и объявил о нем граду и миру: в России, оказывается, фашизм! Комментеры…

  • Ежегодное

    Френды мои, читатели, друзья! Я Цезаря... Ладно, его как-нибудь без меня похоронят, потому что я, как мне пока еще свойственно, на две недели…

  • 76

    Инда побредем еще.